Сделка Роснефти – в стиле девяностых?

    0
    3564
    Сделка Роснефти – в стиле девяностых?

    Сделка Роснефти по продаже акций неким иностранным инвесторам обрастает все новыми и новыми подробностями. А детали – с каждым днем напоминают все больше – сомнительные операции по приватизации времен середины «лихих девяностых». В том числе печально известных залоговых аукционов.

    Где деньги от сделки Роснефти

    Операция подобного масштаба – на 19 млрд долларов – не может не оставить следа на рынке, в том числе на биржевых котировках. Еще задолго до совершения трансакции курсы валют относительно стабилизировались, рубль, вопреки ожиданиям многих, укрепился.

    А дело в том, что игроки рынка с нетерпением ожидали прихода «большого куска» — продажи валюты, которая должна была поступить в результате приватизации. Ни для кого не секрет, и это даже можно было считать официальной версией: сделка Роснефти требовалась в первую очередь для того, чтобы залатать дыру в бюджете. С которым у власти дело не задалось – с самого начала этого года.

    Однако вопреки прогнозам и здравой логике, никакие доллары на валютный рынок  так и не поступили. Поэтому невольно возникает сомнение, а были ли они вообще.

    Сделка Роснефти: сомнительное финансирование

    Напомним, что согласно общеизвестной информации, которую распространили не только российские, но и зарубежные СМИ, Роснефть купили, создав консорциум, две организации: Glencore и Qatar Investment Authority. Но уже сегодня эту версию можно подвергнуть серьезному сомнению.

    По правде сказать, некоторая доля неуверенности появилась сразу. Дело в том, что основной партнер по сделке Роснефти, Qatar Investment Authority – это суверенный фонд Катара, в задачу которого входит прежде всего вложение денег в активы для диверсификации рисков  экономики своей страны.

    Но какая может быть диверсификация портфеля, если для защиты от изменений котировок нефти – основного продукта Катара – покупается то же самое, да еще и в такой сомнительной стране, как Россия, где право собственности зависит от росчерка пера диктатора?..

    В общем, для Qatar Investment Authority сделка Роснефти изначально не имеет экономического смысла.

    А Glenore – хотя и крупная фирма, но она не инвестор, а трейдер. Ее задачи – покупать подешевле сырье, причем часто у тоталитарных режимов, от покойного Кастро до Путина, и продавать его на рынках развитых стран.

    Скорее всего, и в сделке Роснефти эта компания была только того или иного, а скорее, иного рода посредником. Но кто же должен был в итоге заплатить деньги?

    Кто должен был заплатить по сделке Роснефти

    В действительности, как выясняется сегодня, одним из участников, благодаря которому проводится сделка Роснефти – итальянский банк Intesa. Именно он, по некоторым сведениям, взял на себя в свое время работу по поиску потенциальных покупателей.

    Но появившаяся в СМИ информация, в том числе со ссылкой на Reuters, говорит о другом. Оказывается, ожидалось, что Intesa не просто оказывает инвестиционные банковские услуги, но и должен был бы участвовать в операции своими собственными средствами.

    Но возникла определенная проблема. В настоящий момент окончательное решение и вовсе все еще не принято, потому что возникли вопросы у регулятора. Известно, что Роснефть находится в международном санкционном списке.

    При этом вдруг выяснилось, что на самом деле, покупатели и не планировали оплачивать акции Роснефти своими деньгами. Финансовую сторону вопроса должен был урегулировать пул финансовых организаций. И вот основной участник этой группы притормозил дальнейшие действия.

    Но деньги, каким-то чудом, в бюджет Российской Федерации все-таки уже в той или иной мере поступили. И благополучно осваиваются. Несмотря на повисший в воздухе вопрос, откуда они взялись.

    Сделка Роснефти – на российские деньги?

    По данным целого ряда независимых источников, деньги на покупку Роснефти все-таки были. А взялись они  — от Газпромбанка, который заранее разместил депозит на требуемую сумму.

    Но тогда интересно было бы узнать, откуда они взялись у Газпромбанка? Ответ на этот вопрос, само собой, напрямую получить не удастся. Но можно предположить, что источником финансирования мог стать исключительно Банк России со своими резервами.

    ЦБ же и профинансировало дефицит бюджета. Методом, который за последние пару лет негласно вошел в обычную практику: за счет запуска печатного станка. Причем эмиссия закомуфлирована под продажу вне межбанковского рынка валюты Минфина Банку России.

    По оценкам трейдеров, объем последней такой «финансовой операции» составил 650 млрд рублей, или почти все, что бюджет получил в последний месяц.

    Сделка Роснефти – в сухом остатке

    Наверное, не только у нас складывается впечатление, что в итоге сделка Роснефти окажется проведена за счет бюджета, то есть на средства все тех же налогоплательщиков. Схема приватизации подозрительным образом начинает напоминать залоговые аукционы середины девяностых прошлого века, когда активы ведущих предприятий страны, вместо того, чтобы перейти в руки реальных инвесторов, достались жуликам, расплатившимся с государством его же собственными деньгами.

    Даже если деньги от продажи Роснефти и поступят на счет, куда они на самом деле пойдут? От нас даже не скрывают, что 3,8 млрд долларов компания должна заплатить в декабре за покупку НПЗ в Индии. Надо же как-то наращивать объемы, когда в своей стране «отхватить» уже нечего и не у кого. А кроме того, предстоит выплата по внешнему долгу в размере еще почти 4 млрд долларов, и так далее.

    Но как же тогда наполнение бюджета? А как всегда – что нам стоит дом построить, напечатают, и будете с фантиками жить.

    ОСТАВЬТЕ ОТЗЫВ

    Войти с помощью: