Риск и доходность инвестиций

1
3558
Доходность и риск, зависимость риска от доходности

Риск и доходность, зависимость риска от доходностиРиск и доходность, соотношение этих двух факторов — основа для понимания принципов инвестирования. Многие брокеры или управляющие портфелем промолчат об этом вовсе. Некоторые предложат подписать инвестору соответствующую формальную бумажку будут считать, что формально дело сделано. И лишь немногие расскажут честно о фундаментальном понятии всех инвестиционных рисков: риск — это доходность, а доходность — это риск.

Что стоит за высокой доходностью по ценным бумагам, на чем можно заработать сверхприбыль и какова ее реальная цена — это то, что должен знать каждый инвестор, потому что предупрежден — значит, вооружен.

Соотношение доходности и риска инвестиций

Вообще без риска прибыли не бывает. За каждым заработанным на инвестиционном рынке процентом скрывается возможность потерять свои деньги. Собственно говоря, в большинстве случаев ставка прямо указывает на вероятность такого исхода.

Но если без риска доходности не бывает, то что-то все равно приходится взять за точку отсчета. Существует два подхода для того, чтобы оценить, что такое абсолютный ноль. Во-первых, за него можно принять какой-либо универсальный товар, например золото. Действительно, его цена растет пропорционально уровню инфляции. Но с другой стороны, цена на золото также подвержена влиянию спроса и предложения.

Предположим, появляется новая технология, в которой оно используется. Или входит в моду ношение золотых украшений — цепей, например. Тогда очевидно, что спрос поднимет цену. Другой вариант — центральные банки ведущих стран принимают решение о сокращении золотого запаса. Тогда цена металла снижается.

Аналогичная ситуация складывалась с другим, близким к золоту товаром — серебром. В свое время попытка скупить его одной выдающейся семьей банкиров вызвала существенный дефицит этого металла и серьезный рост котировок. Но с другой стороны, например переход с пленочных фотоаппаратов на цифровые, когда серебро больше не используется в качестве расходного материала в фотоделе, так или иначе привел к постепенному снижению стоимости серебра по отношению к другим драгметаллам.

Тем не менее, использование благородных металлов как эталона не лишено смысла. Хотя это не идинственный подход.

Более распространенный взгляд на нулевую доходность — принятие за стартовый уровень доходности краткосрочные облигации Казначейства США. Причем надо понимать, что дефолта по ним не может быть в принципе: согласно действующему американскому законодательству, что бы ни говорили злопыхатели, в самом крайнем случае будет напечатано нужное количество долларов и выдано инвесторам. Другой вопрос, какие будут эти банкноты и до какого уровня поднимется инфляция за счет такой эмиссии. Но отдадут — это точно.

Итак, будем условно считать за нулевой уровень доходности с самым минимальным уровнем риска драгметаллы и гособлигации США. То есть буквально принято считать, что риск и доходность инвестиций в эти инструменты равен нулю. Далее все остальные финансовые инструменты можно разделить на классы исходя из тех рисков, которые они несут. Причем доходность и риск растут пропорционально.

Риск и доходность инвестиций в государственные долговых инструментов

Следующей категорией можно считать государственные ценные бумаги. Доходность по ним минус процент по «безрисковым» активам — это и есть та вероятность дефолта страны, выпустившей финансовый инструмент. Не случайно облигации развитых стран приносят значительно меньшую прибыль, чем аналогичные инструменты развивающихся. Для сравнения можно взять доходности в Германии, Великобритании, Японии и, с другой стороны, стран Восточной Европы, Латинской Америки, в конце концов, и России.

Посмотрим внимательнее на наши государственные долговые ценные бумаги. На сегодняшний день доходность по ним относительно низка, и это связано с относительной стабильностью цен на энергоносители и другое сырье, обеспечиваюшие большую часть поступлений федерального бюджета. Для сравнения процент по краткосрочным облигациям (ГКО) в канун дефолта 1998 года составлял более 150% в годовом исчислении. Потому что вероятность невыплаты приближалась к абсолютному значению.

Итак, чем больший процент выплачивается по государственной ценной бумаге, тем выше вероятность не получить по ней вообще ничего, или что-то, но спустя много лет в результате реструктуризации долга.

Риск и доходность корпоративных долговых инструментов

Следующий класс активов для инвестиций — корпоративные долговые обязательства. Доходность по ним определяется суммой двух рисков: государственного дефолта, при котором страдают все без исключения компании, и риском банкротства предприятия.

Это правило подтверждает система оценок всех без исключения рейтинговых агентств: рейтинг компании не может быть выше рейтинга государства, в котором организация зарегистрирована.

Считается, что чем выше уровень контроля за предприятием, тем ниже вероятность его дефолта. Именно поэтому облигации банков приносят меньший доход, чем обычных нелицензированных компаний — хорошо или плохо, но за ними присматривает ЦБ.

Долговые обязательства представлены двумя инструментами: облигациями и векселями. Строго говоря, вексель — не эмиссионная ценная бумага и, пожалуй, лишь в России их выпускают для пополнения оборотных средств в рамках так называемых вексельных программ. По таким бумагам доходность выше, чем по стандартным выпускам облигациям. Объясняется это двумя причинами: во-первых, распространение векселей фактически бесконтрольно, нет необходимости перед кем-то отчитываться, предоставлять бухгалтерскую документацию и т. п. Во-вторых, вексель — предъявительская ценная бумага, и поэтому существует риск покупки банальной подделки.

Риск и доходность долевых инструменты

Следующий класс активов прибыль не гарантирует. Такими ценными бумагами являются акции. Владелец этих ценных бумаг получает право на часть активов в случае ликвидации, возможность участвовать в собрании акционеров, а также на получение дохода в форме дивидендов. О привилегированных акциях мы не говорим, так как их покупку можно сравнить с… поездкой на мотоцикле с байкером, причем в качестве пассажира.

Основной доход акционеры получают за счет курсовой стоимости акций. Но такая прибыль не гарантирована. Считается, что если взять в расчет длительный период, то цена таких бумаг обязательно вырастет. По крайней мере так уверяют инвесторов управляющие инвестиционных фондов. К сожалению, нам есть, чем им возразить. Когда в начале двадцатого века впервые увидел свет знаменитый индекс Доу-Джонса. Он был рассчитан по текущей стоимости тридцати самых крупных американских компаний. К концу двадцатого века из этих гигантов в рейтинге осталась только «Дженерал Электрик». Куда же делись остальные? А они разорились.

Что из этого следует? А то, что вкладывая деньги в акции, мы должны понимать, что делаем, и оценивать риск, связанный с этим видом инвестиций. И если покупка ценных бумаг не дает больший доход, чем можно получить от долговых инструментов, причем в самое ближайшее время, то такая операция не имеет экономического смысла.

На практике, к сожалению, не все, но многие профессиональные управляющие портфелями ценных бумаг — не важно, фонда ли частного инвестора, ограничиваются покупкой нескольких видов акций первого эшелона и держат их до тех пор, пока они не подорожают. В итоге те, в чьих интересах осуществляется управление, платят за обслуживание портфеля. А работа, на самом деле, не делается. Невозможно нанять водопроводчика, который бы часами смотрел на текущую трубу и ждал, пока течь забьется сама собой. Но среди инвестиционных институтов такое встречается. Поэтому если инвестор не может или не хочет управлять своими активами самостоятельно, ему все равно необходимо разбираться в ценных бумагах и связанных с ними рисках — хотя бы для того, чтобы контролировать профессионалов.

Итак, доход от акций состоит из двух составляющих: перспектив роста компании и спекулятивной рыночной. Если полученный доход существенно превышает средний по рынку, то цена ему — спекулятивный риск и ничто иное.

По поводу акций есть еще одно заблуждение: якобы они могут быть недооцененными или переоцененными. Это не правда: на бирже в считанные секунды любая ценная бумага обретает свою истинную стоимость при условии открытости и общедоступности всей важной информации. Да, бумага может стоить несправедливо, если, предположим, компания заработала грандиозный доход за год, но об это еще никто не знает. Как только эти сведения окажутся обнародованными для всех, цена тут же отразит их.

Когда на акциях можно заработать самую большую прибыль? Перед официальными заявлениями об итогах работы за период. А также при первичном размещении, например, во время IPO, когда нет еще рыночной оценки. Почему? Потому что в эти периоды можно точно также и потерять деньги. Повышенная доходность — это оценка повышенного риска.

Торговля рисками

Еще один класс инструментов изначально ориентирован на управление рисками. Речь идет о производных ценных бумагах, которые еще принято называть деривативами. Их покупают и продают две основные категории участников рынка Во-первых, это хеджеры — владельцы реальных активов, таких, как сырье, ценные бумаги и т. д., либо те, кто реально хотел бы приобрести эти активы в будущем. Задача таких участников — гарантировать для себя в будущем цену продажи или покупки.

Эти задачи решаются путем заключения фьючерсных контрактов — взаимного обязательства, либо опционов — дающих одной стороне право, а на другую возлагающих обязанность, но за полученную премию. Можно сказать, что хедж — это финансовое страхование для данной категории участников.

Но кому передаются эти риски? Конечно, спекулянтам. Часть из них торгует в рамках одной биржевой торговой сессии, обеспечивая ликвидность рынку, например между выходом на арену крупных хеджеров. Некоторые держат позиции в течение длительного периода. И тех и дургих объединяет одно: они берут на себя риск и за это получают прибыль. Этот доход сопряжен с риском. По большинству видов инструментов можно потерять больше денег, чем было изначально инвестировано.

В инструментах этой категории никакой прибыли за пользование средствами, от развития производства и бизнеса и т. д. природой не предусмотрено. Поэтому получаемая прибыль — это чистая компенсация за риск. А убыток — расплата за ожидаемую прибыль.

Точно также, как с производными ценными бумагами, дело обстоит и с рыном форекс, а также вообще со всеми видами торговли «с плечом», то есть когда занимаются активы или деньги для достижения большего экономического эффекта. Это потенциально ведет к получению большей прибыли — но только за счет повышенного риска.

Третья группа участников рынка производных — это так называемые «арбитражеры», которые специализируются на получении прибыли за счет разницы цен разных площадок, но это прерогатива крупных финансовых институтов.

Риск и доходность, подводя итоги

Рассмотрев ряд инструментов, мы можем сделать определенные выводы. Во-первых, за каждым заработанным процентом сверх какого-то определенного «нулевого» уровня приходится расплачиваться, беря на себя риск. Можно сказать, что доходность и риск инвестиций — это две взаимосвязанные стороны одной монеты. Во-вторых, вкладывать деньги имеет смысл только тогда, когда рынок предлагает честные условия: ожидаемая доходность должна соответствовать возможности потерь. В-третьих, когда кто-то нам говорит, что заработал неимоверную прибыль, это означает прежде всего не то, что он финансовый гений, ато, что он подвергал вложенные средства соответствующему риску.

1 ОТЗЫВ

ОСТАВЬТЕ ОТЗЫВ

Войти с помощью: