Запад, тоталитарные режимы и финансовые потоки

    Финансовая и криминальная кухня Кремля

    0
    11198
    Кремлевская кухня, отмывание денег в Кремле

    Можно ли украсть деньги в Нью-Йорке и безнаказанно инвестировать их в Лондоне? Или наоборот, выкачивать активы из британцев и тратить их на красивую жизнь в Соединенных Штатах, предварительно создав там для себя запасной аэродром и надежное убежище?

    Вопрос кажется наивным, но только если дело касается политиков из развитых стран. Ситуация диаметрально меняется, когда речь идет о развивающемся мире. Вывезенные оттуда миллионы и даже миллиарды финансовый мир до сих пор встречает с распростертыми объятиями. И Большая семерка становится — вольной или невольной соучастницей совершаемых международных преступлений.

    От вора до диктатора

    Может быть, раньше, в 20 веке люди были более наивны. В основе политики имели хотя бы какое-то значения имели идеи. Пусть и самые что ни на есть тупиковые и не реализуемые, так коммунизм, или откровенно преступные, как фашизм.

    Однако мы живем в значительно более прагматическое время. Именно такое, про которое Оноре де Бальзак писал Behind any great fortune there is a crime («За каждой большой судьбой стоит преступление»). Причем речь идет о самых что ни на есть уголовных действиях: хищении, рэкете бизнеса на государственном уровне, получении взяток при распределении подрядов, об отмывании денег.

    Продвигаясь по служебной лестнице, достигая политических вершин большинство диктаторов несут за собой ворох уже совершенных преступлений. И целый круг соучастников. Причем кто из них держит друг друга в жестких стальных тисках — в конце концов становится спорным.

    В дальнейшем, уже став очередным президентом-людоедом, главы развивающихся тоталитарных стран имеют одно, но главное отличие от лидеров цивилизованного демократического мира. У них нет обратной дороги. Потому что уход с должности однозначно означает привлечение к ответственности за все совершенное и конфискацию имущества в той или иной форме.

    Это и приводит к подавлению оппозиции самыми кровавыми и изощренными методами. Развязыванию войн для отвлечения внимания своего народа. Вовлечению в террористическую деятельность, в том числе и такую, как уничтожение гражданских самолетов — в небе над Локерби или над Донбассом.

    А Западные страны — почему-то каждый раз не предвидят последствий. Не замечают их. Или сами для себя создают иллюзию, что все так и должно быть. Передовые банки и инвестиционные фонды встречают преступников от политики широко открытыми дверями. А биржи — допускают к листингу связанные с ними компании.

    Лишь когда дело доходит до массовых жертв, которые невозможно игнорировать, общество спохватывается. Мировые телеканалы транслируют кровавые новости. Начинается война или революция.

    Но в большинстве случаев гибель людей можно и нужно было предотвратить, поставив заслон на пути отмыванию криминальных денег диктаторов с самого начала.

    Уроки истории

    Как окончательный диагноз больного определяется, к сожалению, чаще всего только после вскрытия, так и личные капиталы диктаторов оказываются известны широкой публике — только тогда, когда на них накладывается арест непосредственно перед свержением.

    При этом суммы могут различаться, но общая картина — каждый раз удивительным образом похожа одна на другую. Самый мягкий вариант — Хосни Мубарак, обиравший свою страну Египет почти полвека. Ему удалось присвоить порядка 75 млрд долларов. Число жертв — меньше тысячи, и то во время свержения.

    Саддам Хусейн — массовые убийства, исчисляемые тысячами, применение химического оружия против курдов, репрессии и казни внутри страны, развязанная война в Кувейте. Личный капитал — порядка 20 млрд долларов.

    Не менее показательна судьба Муаммара Каддафи — в застенках которого погибли тысячи несогласных. К ним можно приплюсовать жертвы международного терроризма, в том числе пассажиров сбитого над Британией «Боинга». Арестованные в начале войны активы оценены приблизительно в 60 млрд долларов.

    Еще один свергнутый политик — Слободан Мелошевич — кажется, был скромнее. Но и он умудрился набрать немало денег даже в разоренной внутренней войной стране. Правда, найти концов от этих активов до сих пор не удалось. Скорее всего, они оказались спрятаны где-то в российских банках. Результат его деятельности мы знаем: Гаагский трибунал в итоге по достоинству оценил ее.

    А теперь о политиках действующих. По данным ряда открытых источников, личное состояние президента Белоруссии Александра Лукашенко оценивается чуть ли не в 12 млрд долларов. И конечно же, нельзя обойти стороной просроченного президента России Владимира Путина, который, вполне возможно, когда-нибудь займет первое место в этом списке. Ему приписывается капитал в целых 120 млрд долларов и больше.

    Как говорится, вскрытие покажет. Пока можно считать полностью доказанными лишь всплывшие «небольшие» активы — в офшорах в Панаме. Но уже становится понятна сама схема обогащения — фиктивные сделки с крупнейшими корпорациями, которые отдают часть прибыли подставным лицам.

    Удержаться любой ценой

    Может ли кто-либо из тоталитарных политиков, удерживающих власть, просто уйти со своей должности? Вопрос на поверку оказывается риторическим. Возьмем для примера Россию. Уход Бориса Ельцина так или иначе привел к потере его семьей и окружением существенной части их активов. Даже при том, что высшую должность в стране занял странным образом всплывший преемник.

    Основная часть прежних так называемых олигархов — растворилась, оказалась раздавлена новой властью. И вот уже 18 год, четыре срока с перерывом на марионетку Медведева стареющий Путин удерживает финансовые потоки в своих руках. А место прежней элиты плотно занято новыми друзьями и коллегами — по учебе, работе, соседями по жизни, и так далее.

    Но как все начиналось на самом деле?

    А секрет — прост. Дело в том, что по результатам деятельности еще на первом общественно значимом месте, в Санкт-Петербурге, Владимир Путин доигрался до того, что против него было начато расследование.

    Если бы он не перебрался в Москву, не получил должность в органах, то скорее всего, мир бы так и не узнал еще одного тоталитарного диктатора. Но при этом совершенно не факт, что в его голове в этот период роились какие-либо политические амбиции. Вполне вероятно, что вся дальнейшая история — просто вполне удачная попытка спасти свою шкуру от уголовного преследования.

    В той или иной степени защиту обеспечивала должность руководителя ФСБ. Однако еще более надежный вариант — уйти в политику и добиться полного иммунитета, причем не только в России, но и дипломатической неприкосновенности во всем цивилизованном мире.

    При этом у такого подхода есть один единственный, но крайне важный недостаток. Все это работает только пока Путин сохраняет за собой власть. Отсюда и его несменяемость.

    Однако надо понимать, что попытка скрыть прежние преступления порождает целую череду новых. И вот для поддержания положительного имиджа понадобилось довести свой народ до истерического остервенения по поводу оккупации Крыма. А еще раньше — развязать войну с Грузией. А до этого — безжалостное уничтожение населения одной из республик на своей территории.

    Одного сбитого «Боинга» было бы достаточно для предъявлении обвинений в международном трибунале. Но при этом, если посадить диктатора за решетку, это не вернет жизней невинных людей. А жертв во многих случаях можно было бы просто избежать — если был бы вовремя поставлен заслон для незаконных действий, попросту говоря, для воровства и коррупции планетарных масштабов, хотя бы на уровне международных финансовых центров.

    Как отмываются деньги

    Времена наивных диктаторов, которые держали свои активы в сундуках в своих замках, давным давно закончены. Да и опыт 20 века ни для одного из тоталитарных режимов не остался тайной. Сегодня вряд ли кто-то из политиков рискнет хранить деньги на свое имя на счету в банке в одной из развитых стран.

    Какие же методы используются? В действительности, способов отмывания украденных денег не так уж и много, и многие на сегодня известны, хотя, конечно, процесс изобретения новых продолжается.

    Рассмотрим отдельные из них. Например, зеркальные сделки. Для осуществления операции потребуются инвестиционные счета для торговли на бирже одними и теми же ценными бумагами внутри страны и за ее пределами.

    Затем в одном месте один и тот же актив покупается, а в другом, в том же количестве и примерно за ту же сумму продается. Все, операция проведена. В результате движения рынка на одном счете образуется убыток — чаще всего, у себя дома. А в другом — генерируется прибыль. Которая формально имеет вполне чистое происхождение. Всегда на вопрос, откуда деньги, можно смело ответить: выиграл на бирже, причем с мировым именем, следствию не подкопаться.

    Именно подобные операции расследовались в последнее время международным сообществом. В них оказался замешан один из ведущих европейских банков. Но на самом деле, не факт, что западные финансовые институты будут вообще в курсе происходящего, потому что вторую часть трансакции, в другой тоталитаной стране, абсолютно реально полностью скрыть.

    Как противодействовать подобным методам обмана? Да очень просто: как только в той или иной стране устанавливается тоталитарная система, как правило, основанная на коррупции и воровстве, необходимо немедленно блокировать допуск ее ценных бумаг на международные рынки. Проводить делистинг акций, отрезать бюджет от финансовых потоков, запрещать эмиссию облигаций, и так далее. Мера радикальная, но она обязательно сработает.

    Второй наиболее распространенный вариант отмывания денег — притворные сделки. При этом активы могут вообще не проходить листинг ни на одной площадке. Достаточно за один и тот же пакет ценных бумаг указать в двух договорах разные цены. По одной некая сторона дорого покупает, по другой — тут же дешево продает. И деньги перекочевывают из кармана в карман. Именно так и создается видимая легальность их происхождения.

    Подобную схему мы сплошь и рядом видим во вскрытой документации панамских офшоров. Причем если проанализировать документы, то становится ясен сам принцип работы тоталитарной системы. Компании совершают такого рода сделки с неким подставным лицом, которое оказывается в крупном выигрыше. Можно предположить, что именно так тоталитарными лидерами собирается дань с приближенных, своего рода средневековый налог за возможность заработать свою долю.

    Еще один вариант — передавать имущество, активы, денежные средства — непосредственно с самой компанией, как правило, с офшором, на которую все это формально зарегистрировано. Внутри России такой вариант давным давно получил самое широкое распространение, когда продается, например, не земельный участок, предприятие, завод, здание и тому подобное, а бизнес, юридическое лицо, на которое все это оформлено.

    Что могут банкиры противопоставить таким схемам? Нет ничего проще: блокировать сомнительные средства ровным счетом до тех пор, пока не будет предоставлена и проверена вся необходимая документация, доказывающая их легальное происхождение.

    Но как быть, если замешанными оказываются сами финансовые организации? Во-первых, это не так просто, как кажется — вовлечь банк в незаконную деятельность. Во-вторых, уровень ответственности финансистов достаточно высок для того, чтобы мало кто из них «подписался» под отмывание денег добровольно и в трезвом уме.

    Достаточно сказать, что, например, в Великобритании за отмывание денег можно получить до 14 лет тюрьмы и неограниченный штраф. За то, что финансист имел все основания полагать, что сделка связана с нелегальной деятельностью, но не донес об этом в соответствующее подразделение — 7 лет тюрьмы и неограниченный штраф. И даже для руководителя, который не предусмотрел надлежащую процедуру контроля — 2 года тюрьмы и неограниченный штраф. Законодательство других стран Европы — аналогично.

    Разве этих мер не достаточно, если бы они в полной мере применялись? Конечно, возникает вопрос о жесткости и даже жестокости такого противодействия. Но это только до тех пор, пока гуманисты не задумываются о реальных последствиях — потворства отмыванию криминальных активов, в особенности, когда замешанными оказываются криминальные тоталитарные политики. Таким людям стоило бы посмотреть на фотографии жертв — хотя бы тех людей, которые погибли в небе над Донецком.

    При этом надо понимать, что контролируя финансовые институты развитых стран, тем не менее, законодательство все равно оставляет огромную брешь для незаконных операций, которые оказываются скрытыми от контролирующих органов.

    Такую дыру для России, например, обеспечивает целая сеть дочерних банков в Западной Европе, да и во всем мире. К сожалению, далеко не всегда можно полностью проверить их деятельность, даже если действуют они в полном соответствии с местным законодательством.

    Сложно, но можно. Если нельзя закрыть официально по решению суда, значит, центральные банки просто обязаны проводить тотальные и максимально частые проверки. Требовать предоставление полной первичной документации по сделкам — не раз в год, а ежемесячно, еженедельно, а лучше, ежедневно, в реальном времени.

    Конечно, подобные мероприятия стоят денег. Но расходы могут полностью окупиться — за счет налагаемых штрафов, а также в результате блокировки и конфискации незаконно полученных активов и денег.

    Чьи активы надо проверять

    Как мы уже, наверное, поняли, тоталитарные системы — это не один лидер, а некое криминальное лицо, вокруг которого образуется целая связка, пучок доверенных, делящихся с лидером своими доходами. Поэтому под подозрения с дальнейшем арестом и конфискацией должны попадать все активы любых бизнесменов и их семей, которые связаны с режимом.

    В этом плане блокировка средств США и Европы ближнего круга Владимира Путина после оккупации Крыма и вторжения на территорию сопредельного государства — мера не только адекватная, но и замечательная.

    Но и она вызывает два вопроса. Прежде всего, где власти Америки и Европы были раньше? Неужели кто-то думал, или имел хотя бы какие-то основания полагать, что эти активы -честно заработанные? Или воровать из бюджета, совершая фиктивные сделки, распределяя подряды по явно завышенным ценам, совершая другие откровенно мошеннические действия — в развивающихся странах считается допустимым?

    Второй вопрос — риторический. Прочему до сих пор эти деньги, акции, другие ценные бумаги — считаются просто заблокированными? Где проверка на криминальную составляющую? Почему до сих пор не подано ни одного иска в суд для официальной и окончательной конфискации тех средств, которые проникли в развитые страны с нарушением законодательства и без уплаты каких бы то ни было налогов?

    Не стоит удивляться, что именно на эти деньги — вдруг в той или иной стране «всплывают» некие наемники, обличенные в российскую военную форму, но без знаков отличия, откуда и из какого кармана оплачиваются целые частные армии тоталитарных режимов. Почему вдруг гражданские самолеты — взрываются от попадания ракет «неизвестного» происхождения, и так далее.

    Раковая опухоль

    Тоталитарные системы в современном мире — это раковые опухоли со своими метастазами, расползающимися по планете. Но любой врач знает, что для их функционирования в организме требуется снабжение кровью, свежими питательными потоками.

    Развитые страны не виноваты в распространении болезни. Но только напрямую. Косвенно — это они представляют собой ту самую кровеносную систему, которые снабжают прогнившие части света — органы всем необходимым.

    Поздно или рано приходится прибегать к хирургическим операциям. Останавливать зарвавшиеся тоталитарные режимы при помощи силы оружия. Как это было в Ираке, в Ливии, в Сербии, как это происходит на наших глазах в Сирии. И еще, видимо, предстоит в Северной Корее, в Иране, в России, в Белоруссии.

    Но на начальном этапе — с этим страшным и смертельным заболеванием, скорее всего, можно справиться на уровне поддержания иммунитета. И главное, с самого начала — обрезать возможность поступления того, что способствует развитию заболевания. Перерезав раз и навсегда каналы нелегальных финансовых потоков.

    ОСТАВЬТЕ ОТЗЫВ

    Войти с помощью: