Конвейер Автоваза: приехали

0
2559
Автоваз остановил конвейер, Автоваз корпоративный отпуск

Автоваз остановил конвейер, Автоваз корпоративный отпускМожно ли держать пятьдесят с лишним тысяч человек в заложниках, да еще и заразить большинство из них так называемым стокгольмским синдромом, когда жертва готова защищать своего мучителя? Оказывается, запросто. Конвейер Автоваза остановлен.

Именно так сегодня обстоит дело в одном из крупнейших производственных центров России, на заводе в городе Тольятти. Все предприятие прекратило работу на три недели. Причем названо происходящее вовсе не остановкой конвейера из-за кризиса. Здесь вообще не любят это слово. Официальное название, когда 50 тысяч человек идут более, чем на полмесяца по домам, теперь называется «корпоративным отпуском».

Конвейер Автоваза: что происходит

Автоваз в корпоративный отпуске, конвейер стоит
Остановку конвейера брокеры встретили с оптимизмом.

Еще десять лет назад причину происходящего можно было бы объяснить просто: концерн многие годы выпускал продукцию, не соответствующую современным требованиям. Ни по качеству, ни по безопасности, и тем более по дизайну.

Какой-нибудь год назад конвейер Автоваза останавливался, рабочих могли распустить по домам, сославшись на жаркую погоду, а не предоставив им отпуск — чтобы не платить. Это не шутка, так реально происходило.

Но сегодня все не так. В действительности основным собственником «Автоваза» на сегодняшний день является альянс Renault-Nissan. Генеральный директор швед Бу Инге Андерссон. Казалось бы, предприятие давно должно открыть новую страницу своей истории. Но не все так просто.

Заложники города

Официально в Тольятти проживает около 700 тыс. жителей. На «Автовазе» из них, по крайней мере, до кризиса, трудится более 50 тыс. человек. Большинство остальных трудоспособных граждан работает у смежников — у производителей и поставщиков комплектующих. Средняя зарплата в городе 25 тыс. рублей. И конвейер Автоваза — это последний рубеж, за остановкой которого — полная финансовая бездна.

Волна рецессия накрыла одинаково всех. По признанию одного из рабочих, попросивших не называть его имя, сотрудники предприятия подозревают, что проблем вовсе не с комплектующими, а с их оплатой.

Уже и не припомнят молодые, когда такое было, что идешь уже внутри завода из гардероба непосредственно в цех, а на всех свободных площадях — машины, машины, машины…

При этом почти вся возможная и не возможная территория завода уже сейчас используется под склад готовой и полуготовой продукции. Получается замкнутый круг: для того, чтобы работал конвейер, нужны комплектующие. Чтобы поставлялись детали, нужны деньги. А чтобы появились доходы, требуются продажи. Что продавать — в достаточном количестве. Но никто не берет. Кризис.

Сегодняшний руководитель предприятия, кстати сказать, бывший шведский военный, во многом справился с первой задачей. Действительно, сложно поспорить, ни «Мерседесом», ни «Ниссаном» «Лада» не стала. Но вряд ли сегодняшний модельный ряд сопоставим с традиционными советскими «Жигулями» пятой или седьмой модели, которые выпускались с семидесятых годов прошлого века до нулевых нового тысячелетия.

Однако в действительности Бу Андерссон тоже вряд ли способен что-то сделать в сложившейся ситуации. С точки зрения экономики при падении спроса его, как директора, прямая обязанность сокращать штат сотрудников. Но это вопрос политики. Да, по большому счету, и безопасности всего города. По заявлению местных властей, они всеми силами решают задачу, что делать с пятидесятитысячной толпой, которая уходит на три недели в отпуск. А что было бы, если бы рабочих распустили по домам насовсем, до лучших времен?

Таким образом, директор завода — такой же заложник ситуации, как и его служащие. Правда, ему в отличие от рабочих, уехать есть куда. Но что делать людям, если другой работы в городе просто нет?

Конвейер Автоваза: три недели отсрочки

Согласно опросу, проведенному местными СМИ, 37% рабочих высказались категорически против отпуска, 30% согласились с руководством, остальные 33% предпочли промолчать. Местный трудовой класс иностранного руководителя не очень любит. И при этом единственное, что обеспечивает их средствами к существованию — это конвейер Автоваза.

Но в действительности, это общая тенденция. Для того, чтобы уволить персонал, предприятие обязано уведомлять людей заранее и выплачивать выходные пособия. Поэтому по всей стране процветает практика выдумывания юридических суррогатов. Очередное такое изобретение — «корпоративный отпуск», который, если говорить на нормальном, понятном языке, называется простой по вине работодателя.

Вся эта шаткая юридическая структура держится на одном: на том, что людям не куда идти. Увольнение с завода означает для них фактически необходимость уезжать в другой город. Но куда, если мобильность населения в России, в отличие от развитых стран, равна абсолютному нулю…

Руководство, конечно, не право, поступая так со своим трудовым коллективом. Но справедливо ли упрекать во всем происходящем, в том числе в остановке конвейера Автоваза? Разве он доводил страну до кризиса, войны и обвала экономики? И так ли виноват швед, что встал у руля автогиганта, а не такого же предприятия, но на Урале, с той лишь разницей, что производит оно не машины для людей, а танки?

Три недели ничего не решат. Это не первый «отпуск» всего персонала в этом году. Вопрос только в том, а не придет ли в голову местным рабочим, которых, кажется, до смерти в таком количестве боится местная милиция, съездить, пока конвейер Автоваза стоит, отдохнуть в Москву.

ОСТАВЬТЕ ОТЗЫВ

Войти с помощью: